Перейти к содержимому

Щастя.

ЩАСТЬЕ ПРИШЛО

Щастье сидело на шкафу и тупо смотрело на Серегу.

- Ты кто? – Серега осторожно ткнул в Щастье палочкой.

- Я Щастье! – воскликнуло Щастье и ослепительно сверкнуло щербинами зубов.

- Кто-кто? – выдохнул от неожиданности Серега.

- ЩАСТЬЕ! – еще более радостно осклабилось Щастье, и глупо захихикало.

- А что ты тут делаешь? – с опаской спросил Серега.

- Ты меня ждал. Я пришло!

- А надолго? – в ужасе сжался Серега.

- НАВСЕГДА! – чмокнуло его Щастье и взмахнуло маленькой розовой юбочкой: под ней оказались волосатые ножки.

- Твою мать… - прошептал Серега. И упал в обморок.

Когда он пришел в себя, Щастье витало над ним и тихо светилось. На взгляд Сереги, его было слишком много.

ЩАСТЬЕ ЕСТ

Щастье сидело на шкафу и тупо жрало бублик.

- Ты что это делаешь? – ужаснулся Серега.

- Я ест! – радостно прошамкало Щастье.

- Бублик? – Серега холодным потом покрылся.

- Щастье ест! – энергично закивало Щастье.

- Он же - закуска! Он же - последний! – Серега в ужасе схватился за голову, потом – за холодильник. – А пельмени?

- Оно не может не… - Щастье на всякий случай отодвинулось подальше от края шкафа. Чтобы шваброй не дотянулись.

- Твою мать! – тихо шепнул Серега и шлепнулся на стул.

- Не мать, - обнял его сзади кто-то пушистый, с волосатыми ножками. – Щастье.

Серега лишь кивнул. На пол сыпались крошки, и кто-то громко чавкал над ухом. Несмотря на полное отсутствие денег, Сереге внезапно стало хорошо.

Подслушивавшие под дверью соседи почему-то этому очень завидовали. Хотя бублик у них был.

ПОЛНОЕ ЩАСТЬЕ

Щастье было полным. Таким, с ямочками на щеках. Как при таких параметрах оно удерживалось на серегиной шее, было решительно непонятно.

- Но!– крикнуло Щастье Сереге, и дало ему шенкеля.

- Слушай, ты это давай, кончай с этим, - пропыхтел Серега, пытаясь подняться с четверенек.

- Я полное! – радостно продолжало визжать Щастье.

- Слушай, а может – на диету? – с надеждой прохрипел Серега.

- Не, - счастливо потрепало его за ухом Щастье. – Щастье – полное! Диета – нет, Щастье – да! Поехали!

- Твою мать, - обреченно выдохнул Серега, и попытался сбежать.

Сбежать не получилось: Щастье было полным, и оттого - тяжелым.

СПЯЩЕЕ ЩАСТЬЕ

Щастье уютно свернулось на коврике у батареи и беспардонно дрыхло. Серега злился: это был его коврик.

- Балуешь ты его, - завистливо вздохнул Участковый.

- Оно само, - буркнул Серега.

- Что само, - не понял Участковый.

- Балуется само, - скрипнул Серега. – Цинично. Чаю будешь?

- А, ну да… - заворожено пробормотал Участковый. Затем встрепенулся.- Служба, - не отрывая от Щастья глаз, Участковый оползал к двери.

- Может, все-таки про прописку? – с надеждой спросил Серега.

- Да какая там прописка, - махнул рукой Участковый.– Это ж…, - украдкой утер слезу, -Щастье! – и выскользнул за дверь.

- Твою мать, - прошептал Серега. И пошел готовить чай. С лимоном и бутербродами. На себя и на Щастье.

За окном бушевала метель. Щастье у батареи начало тихонько мурлыкать.

ЩАСТЬЕ И КАКТУСЫ

Щастье грызло кактус и было довольно до чертиков.

- Ты что, дуро сосвсем? – неприлично посмотрел на Щастье Серега. – Это ж растение, с колючками, его жрать совсем нельзя, оно тебе не бублик!

- Няма! – радостно отозвалось Щастье и укусило кактус снова.

- То есть ты мне назло, да? – взбеленилися Серега. – Обожрешься кактуса и сдохнешь? Будешь лежать тут и вонять? А мне убирать?

- Хрум-хрум-хрум! – прочавкало Щастье в ответ.

- На принцип идешь? – Щастье и глазом не моргнуло.

- Хорошо, принцип - это прекрасно! Принцип – это, даже, замечательно! Принцип – это наше все! Принцип – так принцип! – и Серега, схватив кактус, впился в него зубами.

Кактусов становилось все меньше. А Сереги и Щастья – все больше. Производство текилы медленно, но верно, страдало.

Щастью же на это было наплевать. Потому как было оно слепо, и последствий своих действий – не видело.

ЩАСТЬЕ УЛЕТЕЛО...

Серега открыл форточку и Щастье улетело. В квартире зазвенело тишиной. Серега аж задохнулся от такой нежданной радости.

- Улетело твоё Щастье, - осуждающе кивали ему старушки на скамеечке у подъезда, когда Серега слетел вниз за пивом.

- Проморгал, да? – злорадно улыбнулась продавщица в магазине, вываливая на прилавок ящик вожделенного напитка.

- Профукал, балда, - махнул рукой сосед, пытаясь стянуть бутылку – Серега дал ему пинка.

- Упустил? Эх, ты, - пожурил Серегу ползущий по стене таракан Семен. Тот не ответил: пива у Сереги был целый ящик, а Щастья – не было.

Сереге было чертовски хорошо.

ВСЕ БЫЛО

Все было у Сереги. То есть абсолютно. Была тельняшка полосатая, газета и ящик пива. Была сушеная вобла и разбитые, удобные тапочки. Был старенький, изредка работающий компьютер. Был стол и лампочка без абажура. Было все. Щастья не было. Но это Серегу не смущало.

В дверь позвонили.

- Кто там? – осторожно спросил Серега.

- Это я. Я вернулось.

И на Серегу обрушилось Щастье. Потому что, рано или поздно, оно приходит.

Лежа на полу, Серега думал о смысле жизни. И еще о дверях. Железных дверях.

Во-первых, почему они такие тяжелые?

А во-вторых – о законе всемирного тяготения. Несмотря на возраст он, как выяснилось, работал.

О Щастье Серега старался не думать.

 

  • Милена

    Войны, войны… Нет конца и края.
    Забирает каждая из них
    Вновь не подстрекателей раздрая,
    А совсем, совсем, совсем иных.

    Тех, кого война врасплох застала,
    Для кого она – не мать родна.
    Эй, остановись! - А ей всё мало,
    Мало - только в раж вошла она.

    Смысла нет в попытках трансплантаций -
    Не прижиться совести извне.
    Жаль, не предусмотрено ротаций
    Под шумок обжившимся в войне

    От кормушек - на передовую,
    Чтобы в той реальности вдохнуть
    Атмосферу «мира» грозовую,
    До краёв наполнив ею грудь -

    Чтобы все заканчивались войны,
    И начаться толком не успев,
    Из земли росли деревья, стройны,
    А не лес крестов из тех дерев.

    Пет Тай

  • Милена

    "Мозговой: "Крымом поманили русских Донбасса в Россию и не приняли. Крымом дали преступникам юридическое основание, чтобы послать армию на Донбасс против «русских агрессоров». Тех, кто первыми встал на защиту Новороссии, теперь называют махновцами и бандформированиями. Махновцы, которые хотят присоединиться к России? А может нас потому так унижают, что власти РФ сами не хотят нас видеть в составе России?
    Если на Украине враг открылся, то в России еще нет. Власть в России и Украине в одних руках. И там, и там служат олигархическому кагалу... Людям трудно поверить, что в России под видом наших благодетелей выступает тот же олигархический кагал. Для них свои не в Донбассе, а в Киеве, где их единокровные братья взяли власть. В общем, театр с двух сторон, а поле боя русские сердца. Мы остаемся не один на один с Киевом и Западом без помощи Москвы. Нет, мы одни – против Киева, Запада и Москвы...Неплохо устроились! Скажешь правду о том, что здесь происходит и что они здесь накомандовали – назовут предателем...".

  • Милена
  • Милена
  • Милена

    Простак, Убийца и Король,
    играя без подсказки,
    со временем входили в роль
    и привыкали к маске.
    И, даже кончив, свой спектакль
    и, сняв колпак бумажный,
    держался простаком Простак,
    Убийца - крови жаждал,
    Скупой - копил, транжирил - Мот,
    Обжора -плотно ужинал,
    Любовник - все никак не мог
    вернуться к роли мужа...
    И не поймешь в конце концов -
    где правда, а где сказка.
    Где настоящее лицо,
    а где - всего лишь маска.

  • Милена

    Иначе нам не быть... самим... собой
    Должна ли политика России быть предсказуемой? Если нападают исподтишка, бьют толпой, провоцируют по предварительному сговору? Когда без правил и понятий?

    Оставаясь всегда только предсказуемыми, мы обречены. Иногда нельзя. Протягиваем руку - поворачиваются ж***й. Мы оправдываемся - они борзеют.

    Предсказуемость и готовность стерпеть нам во вред, плохой выбор, судьба жертвы.

    Давайте прекращать!

    Есть конструктивные предложения?

    Есть! И они - по совести.

    Позволим себе признаться, что встреча в Хельсинки Путина с Трампом ничего хорошего России не принесла. Или я не заметил? Или врать хорошо? Тогда зачем нам ещё?

    Почему надо делать вид, что отказ Трампа от ранее согласованной встречи, не является откровенным хамством? Такое в отношении России может быть позволительно? С нами можно и не так?

    На кой нам тот Трамп, который ещё ничего хорошего для России не сделал? И не факт, что сделает. Если у него проблем собственных в США станет больше, мы ему ровно всё должны простить? Если он нас совсем убивать вздумает, опять из-за американских проблем поймем, простим, убьёмся?

    Непоследовательный, непредсказуемый, невоспитанный писака в Твиттере, не умеющий держать слово, России не нужен, а разумного и ответственного, самостоятельного и решительного политического деятеля мы не увидели. Или кто заметил?

    Не пора ли уже в качестве жеста доброй воли из всего нашего уважения к тому величию США, в которое они верят из последних сил, взять да и сдать весь компромат на нынешнего президента США.

    Не просто так, а чтобы всем в США было какое-то время чем-то у себя дома заняться и было неповадно за нас счёт самоутверждаться в Вашингтоне.

    И пусть потом будет наукой всем. Говорил про налаживание отношений с Россией - помогали, не наладил - поменяли. И забыть.

    Обязательно пообещать снова вмешиваться. Если и когда на пользу России и во вред её врагам - это наше право, если не обязанность. Кто, когда и как за нас решил, что нам нельзя? За каждое доброе слово должны поддержать, за каждое доброе дело - отблагодарить. И наоборот. Ну несолидно же оправдываться за добрые дела!

    Теперь про то, что близко.

    Стоит ли судить украинских моряков, если они не решились ни разу пальнуть и тупо сдались? Моряков похвалить, что трусы, отпустить, без всяких условий. Если только кто сильно захочет и готов искупать вину, приносить пользу, таких можно вежливо оставить - в качестве поощрения.

    Вот зачем мы Савченко судили, кормили, держали, а потом отдавали?

    Пытаемся менять трусов на героев, а нужно просто спасать героев. Тех, которые ещё живы и сейчас в украинских застенках.

    А судить надо Порошенко и всю его ближайшую свору.

    Где четкое, понятное и конкретное предупреждение, что новая провокация в Донбассе станет последней именно для тех, кто принимает решения.

    Котлы их мало учат. Уничтожение военных штабов - было бы намного вразумительнее: администрация как бы президента, министерство как бы обороны и т.д.

    Как-то так. Может быть как-то иначе, но только обязательно из принципа, что Россия сама будет решать с кем, когда и как дружить или биться, но жертвой не будет.

    Иначе нас не понимают все те, кто готов быть другом. Иначе нас не убоятся те, кто должен обязательно бояться. Иначе нам не быть... самим... собой. А надо!